"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Время стандартных подходов прошло

«Главное, о чем не следует забывать: все без исключения перестраховщики вынуждены сегодня добиваться положительных андеррайтерских результатов своей перестраховочной деятельности. И эти андеррайтерские результаты должны быть достигнуты в условиях нарастания будущих убытков».

Алексей ЛАЙКОВ, генеральный директор СБ «РИФАМС», кандидат экономических наук

Время стандартных подходов прошло

Что важно понимать российской компании, чтобы правильно позиционироваться на международном перестраховочном рынке, чтобы видеть долгосрочную перспективу - хотя бы на 5 лет вперед? Нужно выявить интересы, которые двигают нашими контрагентами, понять свои собственные интересы и решить: а сочетаются ли эти интересы вообще и, если сочетаются, то какие особенности практического взаимодействия с зарубежными перестраховщиками из этого вытекают?

Что же движет нашими контрагентами на зарубежном перестраховочном рынке? Тенденции их поведения формируются под влиянием ряда факторов.

Эффект «подломленной ножки»

Первый фактор – нестабильная общеэкономическая ситуация в мире.

Вообще существуют две точки зрения на вопрос о состоянии и тенденциях развития мировой экономики. Одна заключается в том, что они характеризуются стратегической нестабильностью, вторая – что мировая экономика прекрасно развивается и скоро все временные трудности будут преодолены. Я считаю правильной первую точку зрения; вторая, на мой взгляд, насаждается пропагандистами, близкими к правительствам разных стран, особенно США, и в меньшей мере – европейских стран.

Почему общеэкономическая ситуация влияет на долговременное поведение перестраховщиков? Потому что все перестраховщики, и особенно крупные - а они определяют главные тенденции на перестраховочном рынке - всегда пытаются устоять по крайней мере на двух «ножках». Одна из этих «ножек» – это непосредственно перестраховочная деятельность, вторая – инвестиционная деятельность.

Если общеэкономическая ситуация – ситуация в промышленности, ситуация на финансовых рынках – в глобальном масштабе неустойчива, это как минимум означает, что вторая «ножка», на которой держится любая страховая и перестраховочная организация, и особенно на Западе, - инвестиционная деятельность - хромает, потому что в условиях нестабильности проблема получения дохода от инвестиционной деятельности сильно обостряется. Это наблюдение, как говорится, лежит на поверхности. Но и на страховую деятельность экономическая нестабильность влияет самым очевидным образом.

Глобальный экономический кризис будет продолжаться, прежде всего, из-за нестабильности американской экономики, которая является локомотивом мировой экономики. И этот кризис оказывает и будет оказывать очень серьезное влияние на положение и поведение перестраховщиков, особенно крупнейших, которые много инвестируют.

Перспектива укрепления положения зарубежных перестраховщиков за счет их инвестиционной активности остается туманной. И глубина этой проблемы, влияющей на формирование интересов зарубежных перестраховщиков, высвечивается особенно явно, если понимать, что до 2001 года доходы от инвестиционной деятельности были основным источником, обеспечивающим выживание перестраховочных компаний. Андеррайтерский результат деятельности многих компаний с начала 80-х годов, то есть более 20 лет, был отрицательным. И этот отрицательный результат перекрывался исключительно за счет того, что сверхдоходы от инвестиций позволяли и покрывать убытки от основной деятельности, и обеспечивать развитие. Хотя и в те годы это развитие шло по затухающей. Средние годовые темпы роста зарубежного перестраховочного рынка, начиная с середины 80-х годов, составляли около 3,4%, а в 1989-1999гг. - 1,8-1,9%.

Сейчас сверхприбылей от инвестиционной деятельности не существует вовсе. Вторая «ножка» хромает! И это, естественно, ставит перед перестраховщиками определенные проблемы, которые они должны решать – не имея возможности повлиять на общеэкономическую ситуацию на мировых рынках.

Как решать эти проблемы?

Рынок страхования, включая рынок перестрахования, в западных странах с начала 90-х годов, несмотря на некоторый рост, в целом находился в состоянии застоя – он фактически не развивался. Это подтверждается таким важным для оценки динамики страховой индустрии показателем, как доля страховой премии в ВВП экономически развитых стран – так вот, эта доля начиная с 90-х годов и по настоящее время не растет. Это говорит о том, что на самом деле, несмотря на некоторый количественный рост (в основном за счет роста цен), в качественном отношении рынок стагнирует. Видимо, этот рынок достиг определенных пределов своего развития.

Взглянем теперь на эту же ситуацию с точки зрения владельца страховой или перестраховочной компании. Ожидаемой отдачи от капиталовложений в страховую отрасль нет в течение 10 лет. Нет реального роста. Самым зримым выражением поисков выхода из тупика становятся все учащающиеся кадровые перестановки в страховых и перестраховочных компаниях. Но и они не дают ощутимого результата. В этих условиях поставщики капитала вынуждены ужесточить текущий контроль за деятельностью перестраховщиков и требовать изменения основ их рыночной политики.

«Между молотом и наковальней»

Второй момент, который уже оказывает и в дальнейшем будет оказывать влияние на поведение перестраховщиков, - изменение климата. Крупнейшие перестраховочные компании мира имеют свои научно-исследовательские институты, которые спорят о том, кроется ли в действительности причина постоянного роста числа природных катастроф в глобальном потеплении. Но факт остается фактом: застрахованные убытки от природных катастроф в 90-х годах превышали уровень 60-х годов в 15 раз. Мы наблюдаем рост убыточности и рост угрозы убыточности в связи с изменением климата.

Предполагается, что в перспективе эти тенденции будут нарастать. Например, прошлой весной в Европе наблюдалось небывалое наводнение, а прошлым летом там же был достигнут максимум температур за последние 450 лет. Причем самые жаркие в истории Европы 10 лет пришлись на период с 1983 года, 7 из них – на 90-е годы. Уровень рек понизился, из-за жары прекратились речные перевозки – а это перерывы в деятельности застрахованных предприятий. Возросло количество смертей – и, соответственно, выплат по страхованию жизни. Добавим к этому пожары, гибель урожая. Выяснилось, что при повышении среднегодовой температуры на 2 градуса на 20% повышается количество автомобильных инцидентов. И все это прямо отражается на страховом бизнесе.

В перспективе расходы страховщиков и перестраховщиков будут нарастать. И они оказываются по существу «между молотом и наковальней»: доходы не гарантированы из-за нестабильности рынка капитала, зато гарантировано увеличение расходов.

При этом существует и еще одна группа факторов, влияющих на поведение и формирование интересов перестраховщиков, - это давление убытков прошлых лет. Многие помнят так называемые «асбестовые риски» в США – более 165 млрд долларов неурегулированных убытков по этому и другим видам ответственности давят сейчас на международный перестраховочный рынок.

«Новые» риски и «перспективный» андеррайтинг

Третий важный момент – это появление так называемых «новых» рисков. «Новые» риски являются следствием глобализации мировой экономики, расширения кооперативных связей, которые страховщикам, и особенно перестраховщикам, очень трудно отслеживать.

Например, несколько лет назад произошел пожар вследствие удара молнии на небольшой фабрике в Мексике. Фабрика изготавливала микрочипы для мобильных телефонов. Этот пожар привел к колоссальным перерывам в деятельности компаний Nokia и Ericsson, потому что микрочипы им поставлялись только с этой мексиканской фабрики. И такое происходит все чаще – крупные компании, стремясь минимизировать свои расходы, размещают заказы в странах третьего мира.

Когда ситуация находится за пределами контроля прямого андеррайтера, нет возможности определить степень риска. И это оказывается определенным вызовом вследствие возможности кумуляции: один пожар на мексиканской фабрике, два разных страхователя, два разных страховщика – и один перестраховщик. С другой стороны, усложняются сами объекты страхования и перестрахования, особенно в индустриальном бизнесе.

Это требует изменения принципов андеррайтинга в перестраховании и влечет за собой рост расходов. Перестраховщики все чаще переходят к так называемому «перспективному» андеррайтингу. Обычно андеррайтер изучает историю убытков, собирая информацию за предыдущие годы. «Перспективный» андеррайтинг, в отличие от этого т.н. «ретро»-андеррайтинга, базируется на прогнозных моделях. Это прежде всего касается рисков стихийных бедствий и индустриальных рисков. И эти прогнозные модели уже становятся основой перестраховочной политики по крайней мере крупных перестраховочных компаний.

Человеческий фактор

Общая экономическая ситуация порождает нестабильность финансового состояния предприятий - клиентов страховых компаний, вспомним хотя бы недавние драматические события в компании «Пармалат». А общая нестабильность на рынке ведет, как известно, к массовым припискам – и у страхователей, и у страховых организаций – эту закономерность тоже следует принимать в расчет.

Мне приходилось наблюдать случаи, когда сотрудники российских страховых компаний, занимающиеся перестрахованием, фактически работают против своих же компаний, размещая риски на невыгодных для компании условиях. И ответ на вопрос «Почему?» такой: «У этой компании есть рейтинг А или ВВВ. Какие ко мне претензии?»

Формальный подход здесь неуместен. Если вы заинтересованы в том, чтобы вашей компании своевременно и в полном объеме заплатили убытки – вы должны самостоятельно анализировать ситуацию с надежностью ее перестраховщиков. Не следует забывать, что незадолго до своего краха энергетическая корпорация Enron получила высший рейтинг надежности от Standard&Poor’s...

Главное же, о чем не следует забывать: все без исключения перестраховщики вынуждены сегодня добиваться положительных андеррайтерских результатов своей перестраховочной деятельности. И эти андеррайтерские результаты должны быть достигнуты в условиях нарастания будущих убытков.

В ближайшее время активность западных перестраховщиков на российском рынке существенно расти не будет. Нам же нужно понимать их подлинные интересы: несмотря на то, что довольно часто от наших зарубежных контрагентов можно услышать упреки в недостаточной привлекательности рисков с российского рынка – на самом деле они не только не готовы терять российских клиентов, но и желают приобретать новых. Российский бизнес пока еще достаточно качественный, и это создает предпосылки для того, чтобы зарубежные перестраховщики принимали его на компромиссных условиях – тех, которые вполне могут устроить и российских цедентов, и российских страхователей.

В перспективе заметное снижение цен на перестраховочную защиту представляется мне возможным, если не случится крупных катастроф, - но не в 2005-м, а, может быть, году в 2006-м. Сейчас же переговоры с западными перестраховщиками должны идти на индивидуальной основе, по принципу «котлеты отдельно, мухи отдельно». Да, случились теракты в Мадриде – но при чем здесь российские грузоперевозки?

Нередко слышишь от россиян: «Мне нужна перестраховочная емкость в 20 млн. долларов за приемлемую цену». Емкость такая не находится. Уточняешь: «А какие объекты у тебя попадут в эту 20-миллионную емкость?» Выясняется, что, может быть(!), попадут один-два объекта. Остальные попадают в 5 млн. «Зачем же тебе облигатор с 20-миллионной емкостью?» - «А чтобы не мучаться с факультативным размещением в случае чего...» А положительный эффект в перестраховании как раз и появляется тогда, когда мы четко прогнозируем свой собственный портфель и ставим реальные задачи перед собой и зарубежным рынком.

Время стандартных подходов в перестраховании прошло. Углубленный анализ собственных потребностей в перестраховочной защите требует бОльших усилий, бОльших затрат, он, конечно, более трудоемок, но альтернативы этому нет. Иначе, действительно, придется приобретать покрытие по тем ценам, которые диктуют зарубежные перестраховщики, преследующие свои собственные интересы.

Информационно-аналитический сайт "Деловой формат", раздел Мастер-класс, 2004 г.