"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Российский страховой рынок и взаимное страхование

А.Ю. Лайков, к.э.н., доцент,

член Экспертного совета ФАС по защите конкуренции на рынке финансовых услуг


Сегодня очевидно, что причины сдерживания развития ОВС в нашей стране заключаются не в отсутствии необходимой нормативной базы, а в том, что создание и деятельность обществ взаимного страхования противоречит целям и базовым закономерностям современной российской экономики и поэтому искусственно тормозится самой системой её функционирования.

Думается, что проблематика ОВС требует обсуждения на более конкретном уровне. Какова же «конкретная реальность», фактически отторгающая общества взаимного страхования?

Дело в том, что за последние 20 лет в России сформировалась крайне неэффективная, наполненная противоречиями экономика. Сюй Чэнган, профессор Школы экономики и финансов Гонконгского университета, подчёркивает, что проблемы в российской экономике, являются не единичными и не случайными, а носят системный характер: в современной России сложилась подавляющая конкуренцию, олигополистическая экономическая система, которая не просто отторгает инновации и предпринимательство, а прямо направлена против них[1].

Происходит это потому, что, как подчёркивает китайский эксперт, в нашей экономической системе и сама власть имеет олигополистический характер (“an oligopolistic government”), т.е., строго говоря, является подчинённым выразителем интересов разных групп влияния. В свою очередь, это ведёт к крайнему неравенству (“extreme inequality”), плохой управляемости и хаосу в экономических и общественных отношениях.

Со своей стороны, современный российский исследователь, бывший руководитель Экспертного управления Администрации Президента РФ, профессор С.Г. Кордонский именует эту систему «административным рынком» и раскрывает закономерности не только его функционирования, но и основанного на нём общественного устройства[2].

Эти характеристики в полной мере могут быть отнесены и к отечественному страхованию, являющемуся подчинённой частью российской экономической системы, основанной на «административном торге».

Следует подчеркнуть, что общества взаимного страхования - это наиболее ярко выраженная форма предпринимательского творчества масс, и, вследствие постоянно расширяющегося омертвляющего воздействия олигополии как формы, в которой существует «административный рынок», попытки их развития неизменно блокируются, поскольку свободное предпринимательство противоречит базовым закономерностям функционирования «административного рынка».

В течение последних 7 лет, вскоре после введения массового принудительного страхования гражданской ответственности автовладельцев, на отечественном страховом рынке активно развивались олигополистические тенденции. Если в 2006 году доля двухсот членов Всероссийского Союза страховщиков в общих сборах страховых премий составляла 70%, то по итогам 2011 года 70% премий по рисковым видам страхования собрали компании из «первой двадцатки» страховщиков, в том числе первые 10 страховщиков – 57 % от общих сборов по этим видам[3].

Также при характеристике олигополии особое значение имеет качественный аспект её функционирования. На такие существенные качественные признаки олигополизации, как ограничение конкуренции на рынке страховых услуг и его информационная закрытость обращалось внимание в отчёте Счётной Палаты РФ «Анализ выполнения основных функций Федеральной службой страхового надзора в целях повышения надежности функционирования страхового рынка», подготовленном ещё в 2007 году[4].

В течение 2008 -2011 гг., т.е. за период реализации «Стратегии развития страховой деятельности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу», вместо преодоления этих негативных явлений произошло их дальнейшее усугубление: так функционирует административный рынок в российском страховании.

За последние годы устойчиво и всё более заметно проявляются такие признаки административного рынка, как коммерциализация функций государства через перекладывание его ответственности на страховщиков под разными, естественно, «благовидными», предлогами ( введение страхования ОСОПО, внедрение принудительного страхования ответственности вместо лицензирования отдельных видов деятельности, попытки навязать обществу принудительное противопожарное страхование), такие признаки олигополии, как перекладывание коммерческими страховщиками своих плохо контролируемых и постоянно растущих издержек на конечных потребителей ( лоббирование новых принудительных видов страхования, постоянное выклянчивание повышения тарифов по ОСАГО, становление и развитие практики системного затягивания и отказов выплат полноценных страховых возмещений страхователям).

Институционально оформленной и системной становится деятельность по разделу рынка в интересах определённых страховщиков (известные особенности функционирования объединений страховщиков - РСА, НССО, в сельхозстраховании и т.п.).

Также следует отметить такие признаки олигополизации страхового рынка, как активная борьба с «аутсайдерами», в частности, со средними и малыми страховыми компаниями, которые являются наиболее устойчивыми и лучше всего приспособлены к качественному обслуживанию потребителей страховых услуг. Сюда же следует отнести и борьбу со страховыми посредниками, деятельность которых на рынке является единственным реальным механизмом защиты интересов потребителей страховых услуг, а значит, объективно ограничивает алчность участников страховой олигополии, что, конечно же, для них неприемлемо. Здесь в целом проявляется важное свойство олигополии – пренебрежение интересами конечных потребителей, которые рассматриваются ею как предмет эксплуатации, а не как равноправные партнёры по рыночным отношениям.

Страховая олигополия ведёт последовательную борьбу против совершенствования страхового законодательства в той части, которая может ограничить её алчные устремления, в конечном счёте, против всего того, что могло бы способствовать реальному развитию страхования как инструмента защиты от рисков потребителей страховых услуг.

В руках страховой олигополии важный рыночный инструмент – законодательство, превращается в рычаг административного давления на общество, в инструмент фактической эксплуатации общества с помощью страховых механизмов.

Почему так происходит, почему на страховом рынке доминирующие позиции заняла олигополия?

Думается, что это не только результат чьей-то «сомнительно-моральной» активности. Этот фактор есть, но он не является единственным. Важный момент заключается в том, что страхование вынуждено существовать как органическая часть современной российской экономики, которая на деле есть система, основанная не на экономических (т.е. эквивалентных=равноправных) отношениях, а на административном торге («административный рынок» по С.Г.Кордонскому).

Целью и источником функционирования такого механизма является извлечение административной ренты. А это автоматически предполагает примат принуждения в отношениях административного рынка (широкомасштабное развитие принудительных видов страхования) и требует «упорядочения» ( через сокращение, посредством «укрупнения», числа «игроков» на «рынке», исключение из «рыночных» отношений посредников и т.п. действия, предпринимаемые для облегчения контроля за сбором адмренты).

В этой связи находит своё «рациональное» объяснение требование по повышению минимальных размеров уставных капиталов отечественных страховщиков в 4 раза, казалось бы, абсурдно выдвинутое и реализованное в самый разгар текущего экономического кризиса. То, что это далеко не последнее подобное требование, подтверждает недавнее предложение об увеличении уставных капиталов отечественных банков в 5,5 раз к 2015 году, вследствие чего их количество сократится, по оценкам, на 2/3. При этом было прямо сказано, что «так будет проще осуществлять надзор за банками»[5].

Здесь хорошо просматривается логика, характерная для «административного рынка». Ясно видно, что представители групп влияния не исходят из необходимости «служения» обществу, не исходят они даже и из необходимости «оказывать» этому обществу «профессиональные услуги»: хорошо понятно, что они руководствуются тем, как «им проще», а не тем, что необходимо для удовлетворения потребностей населения и бизнеса. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Так что некоторые вероятные перспективы «экономической политики» на среднесрочную перспективу уже «прорисовываются».

В свете этого более ясным становится будущее развития взаимного страхования в нашей стране. Если экономическая политика тех групп влияния, которые её формируют в современной РФ, не претерпит существенных изменений, т.е. если не изменится сложившийся в нашей стране экономический строй, то взаимное страхование сможет реально существовать только как инструмент извлечения административной ренты, а не как механизм защиты от рисков. Как механизм защиты от рисков взаимное страхование административному рынку нужным не будет.

Принято считать, что исторически взаимное страхование возникло и развивалось как некоммерческое страхование. Некоммерческие ОВС возникают и существуют, главным образом, на основе последующей раскладки ущерба, т.е. средства аккумулируются в таких обществах преимущественно после наступления страхового события у кого-либо из членов. И с точки зрения участников ОВС – потребителей страховых услуг – это наиболее оптимальный способ функционирования такого общества.

Следует помнить, что главный и пока слабо «освоенный» резерв развития страхового рынка – это средний и малый бизнес, это домашние хозяйства, которые характеризуются ограниченной и неустойчивой платёжеспособностью. Для них некоммерческие ОВС с последующей раскладкой ущерба могут стать потенциально привлекательной формой защиты от рисков.

Однако следует понимать, что в условиях «административного рынка», такие структуры объективно будут рассматриваться не просто как неинтересные, но и как вредные. Ведь они будут представлять собой «угрозу» «оттока/вывода» потенциальных «ресурсов» с этого «рынка».

Поэтому для создания условий для органичного функционирования ОВС в системе «административного рынка» будут, скорее всего, создаваться условия, ограничивающие возможности создания и функционирования некоммерческих ОВС, основанных на последующей раскладке ущерба, и будут административно стимулироваться создание ОВС, основанных преимущественно на предварительной раскладке будущего ущерба, сопровождаемой формированием всевозможных «резервных»/ «компенсационных»/ «гарантийных» фондов, которые могут стать потенциальным источником для извлечения административной ренты.

В этом виде ОВС будут существовать не как инструмент защиты своих членов от рисков, а как слабо развитая подчинённая часть олигополистического страхового рынка, который есть встроенный элемент общеэкономического механизма распределения и перераспределения финансовых ресурсов. Вялое развитие взаимного страхования будет обусловлено тем, что в таком виде оно не будет отвечать интересам самих потребителей страховых услуг, в которых основные участники «административного торга» видят для себя только источник обогащения.

Так будет продолжаться до тех пор, пока в нашей экономике будет доминировать «административный рынок».

[1] Ф.И.Шамхалов. Власть корпораций и власть общества. Экономика и управление собственностью. Научно-практический журнал. 2008. № 1. С. 34.

[1] Xu Chenggang. Misreading Russia, and Why China Should Care. 31st August 2010. URL:http://english.caing.com/2010-08-31/100175560.html

[2] С.Г.Кордонский. Сословная структура постсоветской России. Москва. Институт Фонда «Общественное мнение». 2008 г.

[3] По данным: Страхование сегодня. Портал страховщиков. URL: http//www.insur-info.ru.

[4] Бюллетень Счётной Палаты Российской Федерации. № 8 (116). 2007 г. С. 201.

[5] Минфин готов похоронить две трети банков. 21 марта 2012 г. http://news.mail.ru/politics/8414667/?frommail=1

Журнал «Финансы», № 6, 2012 г., С. 47 – 48